Формы верховой лошади

Начнем с верховой лошади, и обратим, прежде всего, внимание на её голову.

Никто не будет оспаривать, что благородная голова составляет красу лошади.

Нужно только выяснить, что означает такое определение для большинства; для дам, идеалом красоты лошади является маленькая головка. Вероятно, и мы присоединились бы к мнению, что большая голова нарушает красоту, если б долголетняя практика не убедила нас, что так называемыми красивыми лошадьми не следует увлекаться.

„Тридцатилетнее обращение с лошадью, — подтверждаем гр. Врангель,— привело меня к убеждению, что красота лошади заключается в пригодности её склада для различных целей. Я положительно не нахожу возможным считать маленькую голову таким достоинством, которое должно приниматься в расчет при оценке лошади. Напротив, на основании опыта многих лет, я даже предпочитаю большие головы. „Причина этого, с одной стороны, та, что головы почти всех хороших лошадей, на которых мне приходилось ездить, отнюдь не могли называться красивыми; с другой стороны, доказано на опыте, что лошадь с малень­кой головой не отличается хорошим нравом.

Что маленькая голова никоим образом не может иметь большого значения для лошади, доказывается также тем, что большое число превосходных чистокровных лошадей обладали громадными черепами. Я назову только „Эклипса”, „Тучстона”, „Мельбурна”, „Ван-Тромпа”, „Мендиканта”, „Бэй-Миддлетона”, „Даниель-О’Рурка”, „Стоквеля”, „Волтижера” и мог бы назвать еще многих других”.

Зато головы кровных лошадей имеют другую особенность: нос у них обыкновенно заострен и настолько тонок, что животное могло бы удобно пить из чайной чашки. Толстый, неуклюжий нос придает морде лошади, как нам кажется, непривлекательный и грубый характер.

Установившееся мнение, что большая голова лежит балластом на руке всадника, не заслуживает серьезного внимания. Способ­ность лошади нести голову, не затрудняя всадника, зависит от правильной пристановки головы к затылку, правильной формы шеи и мягкого повода. Если лошадь обладает этими достоинствами, то она хорошо несет голову, совершенно независимо от её размеров; напротив, лошадь с очаровательной маленькой головкой, но морда и шея которой не удовлетворяют требуемым условиям, будет затруднять всадника.

Что касается лба, то мы предпочитаем лоб широкий и несколько выпуклый. Такая форма лба служит почти всегда признаком ума и хорошего нрава, тогда как лошади с узким и плоским лбом отличаются глупостью и упрямством. Английский ветеринар, проф. Вильям Фернли, кроме того, будто-бы наблюдал, что узкие лбы встречаются преимущественно у слабосильных, узкогру­дых и длинноногих животных, страдающих хроническими поносами и гниением стрелок.

Величина ушей не имеет особого значения. Если бы нам, однако, был предоставлен выбор, мы предпочли бы большие уши, но это, конечно, дело вкуса и ни для кого не обязательно. Важно только, чтобы движения ушей соответствовали движениям глаз и чтоб уши не обвисали, что противно эстетике. Нельзя, однако, умолчать, что не мало прекрасных лошадей с такими ушами. Если мы добавим к сказанному, что маленькие, тонкие уши считаются признаком благородного происхождения, то рассужде­ния об этом предмете, кажется, будут исчерпаны. Величина ноздрей имеет большую важность, так как обусловливает свобод­ное дыхание. Случается, однако, что лошадь с узкими ноздрями имеет прекрасное дыхание, так как самые маленькие ноздри все-таки шире дыхательного горла; обычно широкие ноздри без складок служат все же хорошим признаком.

Глаз должен быть больших размеров, отличаться ясностью и кротостью взгляда, напоминать взгляд газели. Это возможно, однако, лишь в том случае, когда не слишком много видно белка.

Всякий специалист знает по опыту, что противоположное свойство глаза служит почти несомненным признаком коварного, необузданного нрава. Маленькие глаза указывают также на неприятные черты характера и, кроме того, подвергаются болез­ням чаще, чем большие глаза. Мы оставляем открытым вопрос, прав-ли тот французский писатель, который утверждал, что на верхнем веке злых лошадей почти всегда можно видеть крупную складку, с углублением над ней. К счастью такие признаки излишни для определения нрава лошади, так как выражение лица лошади никогда не обманывает и кто не слеп, тот всегда сумеет оградить себя от злого животного.

Шея, по мнению многих любителей лошадей, не должна быть длинна и тонка. Кто желает произвести своим конем впечатле­ние на невежественную толпу, может найти в каждой игрушечной лавке прекрасный образчик такой шеи. Кто же обратится за советом к знатоку, получит в ответ, что есть много прекрасных лошадей с короткой шеей; хваленая лебединая шея не только не может считаться достоинством, а, напротив, служит скорее признаком слабого сложения. Поэтому мы предпочитаем короткую шею, но, конечно, не требуем, чтоб она напоминала шею быка. Встречающееся в учении об экстерьере лошади правило, что „верхняя часть должна быть коротка, а нижняя длинна”, относительно шеи должно принимать обратно. Расстояние от гортани до груди должно быть возможно короче, тогда как относительная длина гребня шеи не только не оказывает вредного влияния, но Даже желательна. Причина та, что линия от гортани до груди проходит вдоль дыхательного горла, и чем она короче, тем удобнее для дыхательного процесса.

Шея тренированной лошади напоминает часто шею оленя, так как гребень на ней исчезает. Но, лишь только жир снова начи­нает отлагаться, шея опять принимает красивую форму. Ближе к холке шея должна быть снабжена многочисленными, хорошо развитыми, мускулами. Если они недостаточно развиты, то постановка, как шеи, так и головы, не будет соответствовать требо­ваниям верховой и упряжной езды. Ближе к затылку, однако, обилие коротких и толстых мускулов может затруднить свобод­ные движения головы и шеи.

Из этого отнюдь не следует выводить заключения, что гребень шеи не должен быть мускулист. Напротив, у каждой хорошей лошади он тверд, как сталь. Этим мы хотим доказать, что вообще желательно целесообразное распределение мускулов на шее.

Высокая холка считается во многих учебниках красивою и необходимою для лошади. Что касается красоты, то это дело услов­ное, дело вкуса. Мы все-таки должны сказать, что высокая холка отнюдь не служит признаком благородного происхождения. У чистокровных лошадей высокого качества редко встречается излюбленная, как нож острая, форма холки, за то холка этих лошадей гораздо длиннее, чем у простых лошадей. На вопрос, почему высокая холка необходима для лошади, нам ответят, что при высокой холке, седло лежит хорошо и лошадь отличается высоким плавным ходом. Как ни скромны анатомические познания, приобретенные нами в предыдущей главе, они все же не позволяют нам удовлетвориться таким ответом.

Нам известно, что свободное движение переда зависит от длины, положения и наклона плеча, условий, не имеющих ничего общего с большей или меньшею вышиною холки. Мы знаем также, что не холка, а мускулы, идущие от плеча до холки, обу­словливают хорошее положение седла. Если мускулы эти развиты и распространяются далеко вдоль спины, то седло лежит хорошо, даже в том случае, когда холка слишком низка. Кроме того, нужно принять во внимание, что на всякой холке достаточно места для прикрепления мускулов. Напротив, несомненно, что очень высокая холка, при недостаточно развитых муску­лах, далеко распространенных вдоль спины, легче подвергается нагнетам, чем низкая холка.

Так называемая острая холка, настолько бедная мускулами, что по бокам её имеются глубокие впадины, часто встречается у узкогрудых, высоконогих и слабых лошадей. Итак, мы должны быть довольны, если холка захватывает большую часть спины и этим не только дает место хорошему пользованию плеча, но и укорачивает линию спины. Такая холка нередко своими ости­стыми отростками достигает 13,14,15-го и даже 16-го спинного позвонка.

Перейдем к плечу. Мы уже подробно говорили о том, что лопатка должна быть длинна, расположена косвенно и образовывать с плечевою костью определенный угол. При косвенном положении лопатки, мускулы, приводящее в движение подплечье, дают ему толчок далеко вперед; длинная лопатка имеет длинные мускулы, которые в состоянии энергично выполнять эту работу. Чем длиннее и косвеннее положение лопатки, тем плечо шире, что способствует большему развитию мускулов; наконец, над­лежащее положение плеча уменьшает силу толчка при движении, что, конечно, для всадника может быть только приятно. Итак выгоды строения плеча, соответствующего вышеизложенным правилам, значительны и разнообразны. Особенно это относится к верховой лошади. Вообще тяжелое плечо обусловливает низкий, неприятный ход лошади. Но, с другой стороны, хорошо сложенное плечо может быть бедно мускулами. Правда, лошадь с таким плечом не годится для усиленной верховой езды, но охотники покататься немного после обеда или в воскресенье очень любят таких лошадей, потому что движения их покойны. Длинная и отлогая лопатка внушает, кроме того, всаднику приятное сознание, что перед ним есть точка опоры. Если же плечо крутое и короткое, то всадник сидит слишком далеко вперед. Такая лошадь неминуемо должна спотыкаться, вследст­вие неправильного положения лопатки, и прав англичанин, когда говорит: „and when he falls, he falls like lucifer” (и когда она падает, то падает подобно злым духам). Наконец, не нужно упускать из виду, что необходимым следствием длинного и отло­гого плеча является хорошо сложенная холка и глубокая грудная клетка. Если эти главные условия соблюдены, то хорошее положение седла на лошади обеспечено.

Однако есть много отличных скаковых лошадей с крутыми плечами, и мы имели случай неоднократно замечать, что англий­ские тренера придают вообще мало значения устройству плеча.

Объясняется это тем, что быстрота может быть достигнута и при крутом плече; если же плечо имеет слишком большой наклон, то движения колен бывают выше и закругленнее, чем это допустимо при растянутом и ровном галопе. Нам известно также, что движущая сила животного механизма сосредоточена в задней части.

Поэтому у скаковой лошади мы обращаем прежде всего внимание на хорошо развитую заднюю часть; от переда же требуется только, чтоб он мог воспринимать толчок, даваемый сзади.

Локтевые кости должны быть широки, длинны и выпуклы, он не должны быть повернуты ни внутрь, ни наружу. При не вполне правильном положении локтевых костей лучше, чтоб они отстояли несколько от ребер; прижатые к ребрам, они обусловли­вают вывороченную постановку ног, что не только затрудняет свободное движение переда, но и располагает к засеканию ног.

Плечевая кость, по мнению большинства иппологов, должна быть длинная и широкая. Относительно длины мы не можем с этим согласиться, так как, при слишком длинной плечевой кости, передние ноги глубоко сидят под туловищем, вследствие чего тяжесть тела падает на плечо, что особенно не выгодно для верховых лошадей. Слишком короткая плечевая кость представляет также неудобство, потому что плечу приходится работать при неблагоприятных условиях. Итак длина плеча обусловливается длиною лопатки, а ни как не плечевою костью.

Подплечье, напротив, должно быть сравнительно длинное, другими словами, чем расстояние над запястьем больше, тем лучше.

Запястье, как и все остальные суставы, должно быть хорошо развито. Спереди оно должно быть широким, а сзади казаться узким. В таком случае крючковидная кость длинна, вследствие чего имеется достаточно места для прикрепления мускулов и сухожилий. Положение запястья может быть прямое и направлено или вперед или назад. Прямое положение запястья, ко­нечно, самое нормальное, но из этого вовсе не следует, чтобы направленное вперед запястье (Козине) всегда являлось призна­ком слабости, как это ошибочно думают многие. Однажды нам пришлось показывать нашу скаковую конюшню в Москве од­ному известному рысистому охотнику. Осмотрев подробно всех выдерживаемых лошадей, наш гость нашел, что у большинства даже двулеток слабы ноги, „но впрочем у всех скакунов они таковы”, добавил он.

Весьма сомнителен козинец в том случае, когда соответствующая нога имеет крутое плечо, т. е., так сказать, висит в запястье и от ничтожных причин дрожит, если пясть слишком узка, ниже запястья, и бабки слабы. Если же плечо правильное, состояние бабок удовлетворительное, и нога при движении выносится как следует, то, значит, козинец врожденный и указывает на боль­шую силу и выносливость всей ноги, а отнюдь не на слабость её.

Причина этого явления, которое нередко упускается из виду, заключается отчасти в том, что дуга представляет больше сопро­тивления, отчасти же в том, что, при таком строении запястья, мускулы и сухожилья передней конечности значительно менее обременяются; всякий тренер может засвидетельствовать, что несколько согнутая в запястье нога почти не спотыкается, под­тверждением чему служит то обстоятельство, что большинство лучших скаковых лошадей были с козинцами. Поэтому следует действовать очень осмотрительно, прежде чем забраковать лошадь за козинец. Общепринятый способ убедиться на практике, какого рода козинец у лошади, заключается в том, что приподнимают одну из передних ног лошади. В таком случае при врож­денном искривлении другая нога остается согнутою; при искривлении же, происходящем от слабости, нога выпрямляется, так как должна на ceбе выдерживать тяжесть всего переда. Особенно не выгодно для ценности лошади, и пригодности её к работе, если козинец соединен с общим расслаблением мускулатуры. В таком случае, запястье совсем лишено стойкости, представля­ется расслабленным. У таких животных после усиленного движения замечается, так называемое, дрожание запястья.

В противоположность тому, что сказано о козинце, можно принять за правило, что верховая лошадь с вогнутым запястьем, называемым телячьим коленом, никогда не может быть способна к усиленному труду.

При таком вогнутом запястье, сухожилия и связки пясти чрезмерно напрягаются. Широкие, сильные суставы обыкновенно снабжены крепкими и хорошо развитыми сухожилиями. Вот почему знатоки не любят маленького, узкого запястья.

Жеребята с несоразмерно большими и широкими запястьями, особенно при длинных запястьях, достигают крупного роста.

Пясть должна быть широкая, плоская, короткая и прямая. Всякое уклонение от прямого направления между запястьем и путо­вым суставом, нарушает по меньшей мере красоту, иногда же может, как нам известно, служить признаком слабости. Вполне понятно, что широкие и короткие пясти отличаются большей крепостью, чем длинные и круглые

Кроме того, считаем не лишним заметить, что длинная пясть всегда соединена с коротким подплечьем, другими словами, при длинной пясти запястье лежит высоко. Но чем выше запястье, тем выше при движении подъем передних ног, на что в особен­ности следует обращать внимание у верховой лошади.

Сухожилия на задней поверхности пясти должны быть сухи и ясной бороздкой отделены от кости. При таком условии крючко­видные кости имеют надлежащую длину. Путовый сустав, представляющий твердую основу для возможно равномерного рас­пределения тяжестей эластичного двигательного аппарата, должен быть широк, крепок и без всяких мягких или твердых опу­холей. Для смягчения толчков, испытываемых путовым суставом во время движения верховой лошади, желательно, чтоб угол сустава равнялся 135 — 140°. Бабка должна быть умеренной длины (за нормальную меру принимается приблизительно одна треть пясти) и образовать с поверхностью земли угол в 45°. Слишком длинные бабки не могут быть крепкими, зато короткие и крутые бабки не в состоянии равномерно разделить силу толчков во время движения, вследствие чего лошадь приобретает неприятно тряский, неуверенный ход, а кости и сухожилия подвергаются чрезмepному напряженно. Такое положение бабок очень вредно влияет на рабочую способность лошади по твердому грунту. Сильные толчки и недостаточная эластичность слишком напрягают сухожилия, вследствие чего у таких лошадей бабки очень скоро принимают вид характерный для живот­ных, пришедших в полную негодность. Потому для верховой лошади следует предпочитать длинные бабки, но длина эта не должна достигать таких размеров, чтоб нога походила на медвежью лапу . В последнем случае нога настолько опускается на ходу, что заднею частью путового сустава касается земли. Во избежание недоразумений, при определении положения бабок, нужно иметь в виду, что бабка в механизме тела лошади имеет значение крепкой, но эластичной пружины, которая должна умерять силу толчков во время движения. Не нужно быть гением в области механики, чтобы понять, что строение этой пру­жины бывает различно, смотря по тому, как лошадь работает: шагом, рысью или галопом.

С одной стороны, копытный венчик должен красиво закругляться в том месте, где он соединяется с бабкой; с другой — он дол­жен равномерно опираться на копытную и стрелочную кости.

Передние копыта отличаются: от задних несколько большими размерами, болеe закругленными зацепами, менeе крутыми пяточными стенками и менee выпуклою подошвою. Стрелка передних копыт короче и уже,. вследствие чего в пятках они не­сколько уже задних копыт. Очень большие копыта обыкновенно отличаются дряблостью тканей, доходящих до сыровидности, кроме того они вызывают засекание при беге и делают ход лошади тяжелым. В спортсменских кружках принято считать пре­имуществом больших копыт только то, что они не так легко погружаются в рыхлую почву. Однако, мы сомневаемся, чтоб не­значительная разница в величине большого и малого копыта имела бы в этом отношении решающее значение. Большие ко­пыта имеют обыкновенно плоские и тонкие подошвы, что значительно уменьшает их прочность.

Наоборот, слишком малые копыта почти всегда бывают хрупки. Утверждают, что они чаще, чем большие копыта, подверга­ются болезненному изменению, известному под названием „сжатого копыта”; наши личные наблюдения этого, однако, не подтверждают. Нам часто случалось видеть копыта, величиною с тарелку, и все-таки сжатые в пятках. Следует еще заметить, что белые копыта обладают меньшею прочностью, чем темные.

Такой хребет, конечно, слабее нормального; тем не менeе он отличается большою выносливостью, так как обыкновенно под­держивается хорошо развитыми ребрами и сильными мускулами. У нас была в выдержке р. к. „Жизель” (от Трезора и Жницы) со страшно вогнутой спиной; когда на нее садился мальчик, она вся подгибалась, а между тем отлично носила тяжелый вес и только с ним и могла выиграть скачки.

Седлистые лошади отличаются, большею частью, особенно удобным ходом. Сидеть на них спокойно, как в качалке. Совер­шенно обратное явление наблюдается у лошадей, спина которых сильно выпукла кверху (горбатая спина). Такие животные отличаются в большинстве случаев крайне тряскими движениями, и всадник, особенно при взятии препятствий, рискует быть выбитым из седла. То же самое относится и к чрезмерно развитой почечной области. Все это подтверждает высказанное нами в главе „О верховом искусстве” мнение, что спина лошади, ходящей под дамским седлом, должна быть длиннее, чем это вообще желательно для верховых лошадей. Хотя короткая спина считается вообще признаком силы, но придавать этому качеству слишком большое значение не следует, так как достоинство лошади заключается, главным образом, в движениях. Мы не должны также упускать из виду, что лошадь с короткой спиной (если только её плечи и движения не безукоризненны) легко забивает.

С приближением старости всякая спина опускается. Это объясняется частью механическим влиянием тяжести на спину ло­шади, а также и тем, что у старой лошади усыхают мускулы.

Описание поясницы, т. е. почечной области, следует делать в связи с описанием пахов; от качества последних зависит безуко­ризненное состояние почечной области и наоборот. Достоинства хорошей формы почечной области те же, которые обусловли­вают хорошую спину. Что это действительно так, доказать не трудно.

Мы видели, что двигательная сила зада переносится на перед посредством мускулов, действующих на спинной хребет. По­нятно, что результат этого действия тем успешнеe, чем короче, прямее и крепче спина. То же самое относится к пояснице. Если поясница прямая, то мускулы действуют на нее болee непосредственно; если же она коротка и широка, то выносливость её от того выиграет. Шесть позвонков, образующих костную основу поясницы, отличаются от спинных позвонков тем, что имеют по бокам, так называемые, поперечные отростки, от которых зависит ширина поясницы.

Поясница начинается там, где кончается спина, и сзади переходит в крестец. Обe эти части тела должны переходить одна в другую незаметно, что и бывает, если поясница коротка, широка и мускулиста. Если же, наоборот, она длинна, узка и худа, то на месте перехода поясницы в крестец можно заметить род границы.

Иногда кажется, что крестец лежит выше поясницы. Это объясняется плохим строением последней и наблюдается почти у всех лошадей с длинной, узкой и слабой поясницей.

Общепринятый способ удостовериться в хорошем состоянии поясничных мускулов заключается в том, что крепко проводят пальцами по мускулам. Если лошадь при этом вытягивается, то это доказывает, что спинные и поясничные позвонки соеди­нены между собою подвижно и эластично, а также, выпрямляющие мускулы спины функционируют правильно. Если же пояс­ница остается нечувствительной к давлению пальцев, то следует опасаться, что поясничные позвонки подвержены более или менее полной ankylose (сростанию составных поверхностей или костной ткани по краям суставов). Этим же способом можно удостовериться в щекотливости лошади и не бьет ли она, когда дотрагиваются до поясницы или навьючивают на нее тяжести.

Паха находятся по обеим сторонам поясницы, между ребрами и моклоком. Основанием для них служит пара тонких мускулов, простирающихся до брюшной стенки и помогающих поддерживать внутренности.

Хорошими могут быть только короткие паха. Из физиологии и анатомии мы знаем, что иначе и быть не может. Чем просторнее грудная клетка, тем большого объема легкие; величина же грудной клетки зависит от длины и протяжения ребер. Чем ребра простираются далее назад, укорачивая этим паха, тем легче расширяется грудная клетка. Но для этого, однако, необходимо, чтобы ребра были бочкообразно закруглены, так как плоские, отвислые ребра суживают со всех сторон грудную клетку. Такого рода ребра обыкновенно не простираются далеко назад и большею частью соединены с длинною поясницей и широкими па­хами. Иное дело при цилиндрических, хорошо выпуклых ребрах. Последние простираются почти всегда далеко назад и явля­ются верным спутником короткой поясницы и узких пахов. Мы, по крайней мере, еще никогда не видели хороших пахов у лошади с плоскими ребрами.

Сказанное может служить лишним доказательством того, что часто от хорошего сложения одной части тела зависит хорошее сложение другой. Просторная грудная клетка сопровождается, в большинстве случаев, прекрасной поясницей и отличными пахами, и это составляет для лошади три главных условия, обеспечивающих развитие её силы и выносливости. Наоборот, узкая грудная клетка, почти всегда нераздельная с длинной поясницей и широкими пахами, указывает на слабость животного.

Лошади с пустыми, впалыми пахами имеют обыкновенно „сенное брюхо”. Это встречается большей частью у животных, кото­рые были изнурены работой или истощены голодом.

Подтянутые паха, напоминающие туловище борзой собаки, являются характеристичной чертой лошадей, плохо питающихся и страдающих неправильным пищеварением. Такие лошади могут быть горячими, но они не выносливы. Их энергия— это пылъ, скоро проходящий.

Паха служат ценным указанием при определении состояния здоровья важных органов, скрытых в грудной полости. Поэтому паха не без основания называются „зеркалом дыхательных органов”. Это не относится к учению об экстерьёре, а должно вхо­дить в главу об исследовании состояния здоровья лошади.

Хороший пах должен вмещать в себя от 4—5 пальцев. Если вес всадника незначителен, паха могут вмещать от 6—7 пальцев. С другой стороны, слишком короткие и узкие паха нехороши.

Особенно это важно для охотничьей лошади, широкие и сильно развитые моклоки которой требуют значительного простран­ства.

Перейдем теперь к ребрам. Они образуют грудную полость или клетку, в которой помещаются все грудные органы, и являются прекрасным средством для определения объема легких, так как объем последних зависит вполне от глубины грудной клетки. Пояснить это можно кратким анатомическим описанием.

Первые пары ребер имеют прямую форму и близко расположены друг к другу; помещаются между ними только передние лопатки и та часть дыхательного горла, которая ведет к легким. Ширина этой части грудной клетки почти одинакова у всех лошадей. Разница только в вышине, зависящая от большей или меньшей длины первых пар ребер. Из этого следует, что ши­рина груди в передней своей части не может служить доказательством отличного состояния дыхательных органов, а указывает лишь на то, что грудные мускулы сильно развиты.

Собственно легкие помещаются в грудной клетке, образуемой ребрами, лежащими между плечом и пахом. Вместительность этой клетки зависит исключительно от большей или меньшей выпуклости ребер. Чем значительнее выпуклость, тем дальше отстоят друг от друга отдельные пары ребер, тем больше места занимают легкие. Плоские же и прямые ребра образуют узкую и сжатую грудную клетку. Это так ясно, что является совершенно непонятным, каким образом многие специалисты обходят этот вопрос.

Кстати хотелось бы нам предостеречь читателей от очень распространенного взгляда, что объем туловища служит признаком силы и выносливости лошади. Само собой понятно, что туловище не должно быть чрезмерно тонким, но одинаково нехорошо, когда это бывает и наоборот.

Лошади нужны крепкие кости и мускулы, а не раздутое брюхо и объемистые кишки. Достоинства туловища заключаются ис­ключительно в длинных, бочкообразно выпуклых ребрах, которые простираются настолько далеко, что уменьшают до мини­мума пах.

Ясно, что брюхо лошади должно быть меньше, чем у рогатого скота, который питается более объемистым кормом. Француз­ский писатель Lecoq пишет по этому поводу в своем прекрасном сочинении „Traite de 1’exterieur du cheval”: „Сенное брюхо указывает, что лошадь, хотя обжорлива, но слабого сложения, и вследствие своей массивности и плохого дыхания не годится для быстрых движений. При каждом вдыхании ребра расширяются и должны поднимать внутренности, но это тем утомитель­нее, чем брюхо больше”.

Итак, брюхо лошади не должно иметь фальстафовских размеров, но и не быть подтянутым, как у борзой собаки. Последнее служит почти всегда верным признаком, если только ложные ребра лошади не особенно коротки, что животное плохо питается или же подвержено какому-либо хроническому страданию.

Что касается крупа, то арабы выражаются о нем так: „Ты можешь с закрытыми глазами купить лошадь, круп которой равняется спине и пояснице, вместе взятым.”

Несомненно также, что круп, как один из важнейших рычагов тела лошади, должен быть очень длинным. Длинный круп имеет болee длинные мускулы, что представляет значительную выгоду. Напоминая о сказанном нами выше, по поводу образования углов бедренного сустава, укажем только на то, что лошадь с отлогим плечом и длинным крупом всегда будет надлежащей длины. Длина её обусловлена тем, что рычаги крупа или подвздошные кости, т. е. расстояние от моклока бедренного сустава, и седалищные кости, т. е. расстояние между бедренным суставом и задней конечной точкой крупа, равно как и крестцовая кость, значительных размеров.

Но круп должен быть также широк. Спереди ширина его определяется соответствующим расстоянием между моклоками, сзади—расстоянием между буграми седалищных костей. Прежние писатели установили как иппологическую аксиому, что круп должен быть горизонтальными. И теперь еще неспециалисты держатся того взгляда, что круп, чем горизонтальнее его направ­ление, тем красивее. Но опыт учит нас, что горизонтальный круп следует считать признаком слабости, особенно если он беден мускулами.

Причина та, что задние ноги лошади с горизонтальным крупом слишком далеко отодвинуты назад, вследствие чего наруша­ется равновесие частей тела. Для верховой службы, требующей усиленной помощи зада, это составляет крупный недостаток.

Круп следует признать еще более неудовлетворительным, если он превышает горизонтальную линию. Лошадь с таким крест­цом отличается обыкновенно удобным и покойным ходом; требуя же от такой лошади усиленной работы, всадник ошибется в расчете.

Более выгодная форма крупа, с практической точки зрения, есть та, при которой подвздошная кость с крестцовой костью обра­зует угол в 25°. ;

Такой круп бывает болee отлогим, без нарушения длины мускулов и действия их на бедренные кости.

Наоборот, если бедренный сустав приближается к позвоночнику, то положение подвздошной кости обусловливает развитие большей силы и быстроты мускулами, передвигающими бедренные кости вперед, вследствие чего задние ноги получают более скорое и энергичное движение вперед, которое служит признаком хорошего хода. Большая часть лучших охотничьих и скако­вых лошадей обладают именно таким отвислым крестцом. Даже у одного из родоначальников английских чистокровных ло­шадей, знаменитого „Godolphin Arabian”, эта форма крестца была настолько резко выражена, что попади он, по воле судьбы, в руки ученых иппологов, ему бы пришлось всю жизнь возить воду по улицам Парижа.

Угловатые крупы считаются некрасивыми. Многие считают такие крупы порочными, „так как они уродливы на вид, хотя, с другой стороны, часто отличаются большой силой. О вкусах не спорят.

Но мы должны все-таки заметить, что лично предпочитаем угловатый круп, который является в наших глазах верным призна­ком рычажной и мускульной силы. Пусть кто-нибудь попробует исполнить в открытом поле на лошади, удовлетворяющей идеалу красоты, такую же работу, какую ирландский фермер исполняет на своей угловатой, некрасивой, охотничьей лошади.

О хвосте арабы говорят, что он должен быть толст в корне и тонок в конце. Это воззрение, несомненно, заслуживает некоторого внимания, так как нельзя оспаривать, что хвост, корень которого крепок и мускулист, может иметь лучшую постановку, чем хвост с более слабым основанием. Вообще же для практической пригодности лошади имеет мало значения, красива или некра­сива постановка хвоста, какие в хвосте волосы, тонкие и густые, или грубые и редкие и т. д. Однако, иногда в оценке лошади красивый хвост имеет известное значение, так как участь лошади переходить от одного владельца к другому, а многие люби­тели с удовольствием дают лишнюю сотню рублей за лошадь с красивым хвостом.

Хотя нам хорошо известно, что так называемые „крысиные хвосты” редко бывают у плохих лошадей, — мы все же должны сознаться, что сами не решились бы показаться на Венском Пратере или в Берлинском Тиргартене на таком коне, в хвосте которого мало волос. К счастью фальшивый хвост так же легко добыть, как и фальшивые локоны. Многие специалисты про­буют судить о силе мускулов хвоста и всего туловища на основании сопротивления, оказываемого лошадью при оттягивании ей хвоста. Не надо, между тем, упускать из виду, что многие упряжные лошади привыкли не оказывать при этом никакого сопро­тивления.

Бедра должны быть мясисты и сильно развиты, чтоб лошадь не казалась как бы разрезанной сзади. Если же бедра слишком велики и тесно прижаты друг к другу, то это затрудняет движения.

Голени, называемые также штанами, должны быть широки и мускулисты.

Чем яснee обозначаются на них мускулы, тем с большим вероятием можно заключить, что лошадь при быстром ходе вынос­лива. Относительно наклона бедра и голени следует напомнить, что бедро должно быть направлено косвенно вперед, так как это дает возможность лошади хорошо подставлять ноги под туловище, тогда как голень должна быть направлена косвенно назад, во избежание постановки задних конечностей под туловище; иными словами, голень должна образовать с бедром угол несколько больше прямого. Если голень имеет отвесное направление, то постановка конечностей становится прямою, а шаг укорачивается; в противоположном случае скакательные суставы подаются слишком далеко назад, вследствие чего постановка ног принимает растянутое положение. У лошади с слишком круто поставленными задними ногами, зад обыкновенно бывает мало подвижен. Кроме того, у лошадей с такой постановкой ног вследствие сильных толчков, претерпеваемых скакательными суставами, чаще чем у правильно сложенных животных встречаются наливы скакательного сустава и простые или кровяные шпаты.

Если задние конечности отставлены слишком далеко назад, то лошадь не в состоянии хорошо подставлять ноги под туловище и не будет иметь достаточной, так называемой, двигательной силы.

Следует считать недостатком, если задние ноги пододвинуты слишком вперед под туловище, это так называемая подставлен­ная постановка. При этом путовый и скакательный суставы слишком сильно обременяются и конечности не могут выкиды­ваться слишком сильно.

Многие иппологи держатся мнения, что расстояние от моклока до скакательного сустава должно быть по возможности велико. Мы не можем безусловно с этим согласиться, так как встречали лошадей с короткими бедрами и голенями, выказывавших большую рабочую силу и значительную ловкость при взятии препятствий.

Мы думаем, что большое расстояние от бедра до скакательного сустава может иметь значение в смысле развития скорости, но никоим образом не служит признаком выносливости и силы. Мы, с своей стороны, предпочитаем охотничьих кавалерийских лошадей, у которых названные части тела умеренной длины.

Хорошо сформированный скакательный сустав находится почти всегда в здоровом состоянии, тогда как неправильное строе­ние этого сустава порождает всевозможные заболевания, как только от лошади требуется серьезная работа. Чтоб отличить хорошо сформированный скакательный сустав от плохо сформированного, требуется известный навык и внимание, но, во всяком случае, это задача, не превосходящая сил человека, обладающего некоторым опытом. Тому, кто пожелал бы иметь собственное мнение о вышеназванной части тела, мы советуем изучить все шесть костей, из которых состоит скакательный сустав, каждую в отдельности: пяточную кость, катковую, большую ладьевидную, кубовидную, малую ладьевидную и пирами­дальную.

При этом надо иметь в виду, что пять последних костей выдерживают на себе всю тяжесть, тогда как пяточная кость играет роль рычага для сухожилий.

Изучив все эти кости, на препарированном специально для этой цели нормальном скакательном сустав, и поупражнявшись в отыскивании этих костей на теле живой лошади, начинающий может похвалиться большим знанием, чем многие, считающие себя знатоками по этой части.

Как контуры скакательного сустава, так и все выступы и углубления на нем должны быть ясно выражены. Всякая твердая или мягкая опухоль на скакательном суставе, как мы позднее увидим, служит признаком слабости или болезненного изменения. Пяточные кости должны быть велики и сильно выдаваться.

В таком случае они не только отличаются значительной прочностью, но шириной своей дают достаточно места для прикреп­ляющихся здесь сухожилий и связок, служа им в то же время хорошим рычагом. С боковой своей поверхности, в верхнем и нижнем концах, скакательный сустав должен быть широк. При переходе сустава в плюсну не должно быть перехвата, а плюсна на всем своем протяжении от скакательного до путового сустава должна быть одинаковой ширины. Таким образом, сформиро­ванные суставы, если только они находятся на хорошо построенных конечностях, редко подвергаются заболеваниям шпатом или курбой.

Что касается постановки скакательных суставов, то они могут быть прямыми, повернутыми внутрь (коровий постав), выворо­ченными наружу, расставленными, и сближенными. Самая нормальная постановка скакательного сустава, когда он не вдается внутрь и не выдается наружу. Лошади с нормально поставленными скакательными суставами отличаются сильным, эластич­ным ходом и имe-ютъ еще то преимущество, что тяжесть их тела падает на задние конечности равномерно

Обыкновенно вывороченные наружу скакательные суставы предпочитаются повернутым внутрь.

Мы сомневаемся однако в справедливости этого воззрения. У многих лошадей, лучших рабочих пород, скакательные суставы сближены, и однако некоторые из них выказывали большую рабочую силу как при медленном, так и при скором ходе. Нельзя также отрицать, что у лошадей с сближенными суставами, вследствие такого строения, вся сила сосредоточена ближе к сере­дине. По этой причине, двигательная сила зада действует с меньшим напряжением, и ход лошади делается покойным и удоб­ным для всадника.

Лошади с вывороченными скакательными суставами отличаются почти всегда неприятным ходом и часто засекаются. Большое расстояние между скакательными суставами (бочкообразная постановка) также не представляет выгод; то же самое можно сказать о постановке с слишком малым расстоянием между скакательными суставами.

Мы не должны, однако, упускать из виду, что многие знаменитые лошади имели бочкообразные ноги. „Eclipse”, например, при галопe раcставлял так широко задние ноги, что между ними могла поместиться тачка, a „West Ausralian”, победитель Derby и St. Leger и выигравший в 1859 г. 2000 гиней, имел подобный же ход.

Известная „Аркония” на скаку заплетала ноги, но это ничуть не мешало ей быть знаменитостью. В этом отношении, и вообще всегда, основанием в суждениях о лошади должны служить не ученые теории, а рабочая способность животного.

Относительно плюсневых костей, путовых суставов, бабок и копыт, входящих в состав задних конечностей, можно сказать приблизительно то же самое, что уже говорилось по поводу передних конечностей. Разница заключается лишь в том, что плюсневые кости несколько длиннее, постановка бабок круче, а копыта заостреннее и продолговатее, чем копыта передних ног.

Переходя к движениям, позволим себе напомнить читателю старую поговорку: „лошадь идет, как стоит”. Следовательно, пре­жде всего, необходима правильная постановка ног, т. е. такая, при которой передние и задние конечности находились бы на одной линии, если смотреть на лошадь спереди или сзади.

Не нужно быть великим механиком, чтобы понять, что вертикальное положение есть самое выгодное для столба, предназна­ченного поддерживать какую бы то ни было тяжесть. Этому же закону подчинены и ноги лошади, которые ничто иное, как четыре столба, предназначенные поддерживать все тело. Отсюда следует, что всякое отклонение от вертикальной лиши вперед, назад или в сторону должно считаться недостатком.

Но не все эти постановки имеют одинаковое значение. Лошадь с вывороченными наружу зацепами (французская постановка) обыкновенно крестит ногами и, кроме того, засекается; тем не менее, такую постановку следует предпочесть постановке, при которой у лошади зацепы повернуты внутрь, так как в последнем случае животное ежеминутно подвергается опасности опро­кинуться навзничь, что вовсе незаманчиво для всадника.

Отчетливый, производительный ход не всегда является, однако, отличительной чертой правильно сложенного туловища, так как качество движений зависит, главным образом, от хорошего развития мускулов и сухожилий, а также от прочности всего механизма и равновесия его частей. Если, напр., мускул сильный, а действующий на него рычаг слаб,— благоприятного резуль­тата быть не может. Напротив, при самой правильной постановке ног, лошадь не может извлекать пользы из хорошего строе­ния своего туловища, если мускулы слабы. Не следует забывать, что кости кровной лошади крепче, „гуще” и относительно тяжелее, чем у простого животного. То же самое можно сказать о мускулах, они крепче, рельефнее и покрыты меньшим слоем жира.

Движения должны быть производительны и поворотливы. Лошадь идущая быстрым, крупным ходом, по всей вероятности, будет идти хорошо и другими аллюрами.

Для верховой лошади, которая большую часть своей ежедневной работы исполняет шагом, хороший шаг положительно необ­ходим. Почти лишнее упоминать о том, что лошадь должна при этом ступать на землю всею подошвенною поверхностью ко­пыта, а не одними зацепами.

На рыси скакательные суставы должны свободно подводиться под туловище, передние ноги подниматься быстро и эластично, и вообще все движения должны производиться в полной гармонии. Высокое поднимание запястья на ходу и на рыси, хотя в настоящее время и в моде, но непрактично.

Чем выше лошадь поднимает запястья, тем более она теряет своей практической пригодности. Лошади с таким высоким ходом скоро утомляются и потому начинают спотыкаться; кроме того, они неприятны под седлом; суставы и копыта их легко стра­дают, вследствие постоянных усиленных толчков, получаемых ими при продолжительном движении на твердой почве.

Лошадь должна поднимать ноги настолько высоко, насколько это требуется для верности хода; болee же высокое поднимание приносит только вред. Но в деле торговли лошадьми бесполезно бороться с законами моды, и лошади с весьма низким ходом с трудом находят покупателя. Потому мы бы советовали коннозаводчикам следить, по крайней мере, за тем, чтобы высокое поднимание ног не обратилось в бесцельное топтание на одном мeстe, но было бы, по возможности, производительно.

Во время галопа задние ноги должны далеко подводиться под туловище, передние же—переноситься над самой почвой.

Начнем с верховой лошади, который дает хорошее представление о типе верховой лошади) и обратим прежде всего внимание на её голову. Никто не будет оспаривать, что благородная голова составляет красу лошади. Нужно только выяснить, что означает такое определение для большинства; для дам, идеалом красоты лошади является ма­ленькая головка. Вероятно, и мы присоединились бы к мнению, что большая голова нарушает красоту, если б долголетняя практика не убедила нас, что так называемыми красивыми лошадьми не следует увлекаться. „Тридцатилетнее обращение с лошадью, — подтверждаем гр. Врангель,—привело меня к убеждению, что красота лошади за­ключается в пригодности её склада для различных целей. Я положительно не нахожу возможным считать маленькую голову таким достоинством, которое должно приниматься в расчет при оценке лошади. Напротив, на основании опыта многих лет, я даже предпочитаю большие головы. „Причина этого, с одной стороны, та, что головы почти всех хороших лошадей, на которых мне приходилось ездить, отнюдь не могли называться красивыми; с другой стороны, доказано на опыте, что лошадь с малень­кой головой не отличается хорошим нравом. Что маленькая голова никоим образом не может иметь большого значения для лошади, доказывается также тем, что большое число превосходных чистокровных лошадей обладали громадными черепами. Я назову только „Эклипса”, ,,Тучстона”, „Мель­бурна”, „Ван-Тромпа”, „Мендиканта”, „Бэй-Миддлетона”, „Даниель-О’Рурка”, „Стоквеля”, „Волтижера” и мог бы назвать еще многих других”.

Зато головы кровных лошадей имеют другую особенность: нос у них обыкновенно заострен и настолько тонок, что животное могло бы удобно пить из чайной чашки. Толстый, неуклюжий нос придает морде лошади, как нам кажется, непривлекатель­ный и грубый характер. Установившееся мнение, что большая голова лежит баластом на руке всадника, не заслуживает серьезного внимания. Способ­ность лошади нести голову, не затрудняя всадника, зависит от правильной пристановки головы к затылку, правильной формы шеи и мягкого повода. Если лошадь обладает этими достоинствами, то она хорошо несет голову, совершенно независимо от её размеров; напротив, лошадь с очаровательной маленькой головкой, но морда и шея которой не удовлетворяют требуемым условиям, будет затруднять всадника.

Что касается лба, то мы предпочитаем лоб широкий и несколько выпуклый. Такая форма лба служит почти всегда признаком ума и хорошего нрава, тогда как лошади с узким и плоским лбом отличаются глупостью и упрямством. Английский ветеринар, проф. Вильям Фернли, кроме того, будто-бы наблюдал, что узкие лбы встречаются преимущественно у слабосильных, узкогру­дых и длинноногих животных, страдающих хроническими поносами и гниением стрелок. Величина ушей не имеет особого значения. Если бы нам, однако, был предоставлен выбор, мы предпочли бы большие уши, но это, конечно, дело вкуса и ни для кого не обязательно. Важно только, чтобы движения ушей соответствовали движениям глаз и чтоб уши не обвисали, что противно эстетике. Нельзя, однако, умолчать, что не мало прекрасных лошадей с такими ушами. Если мы добавим к сказанному, что маленькие, тонкие уши считаются признаком благородного происхождения, то рассужде­ния об этом предмете, кажется, будут исчерпаны. Величина ноздрей имеет большую важность, так как обусловливает свобод­ное дыхание. Случается, однако, что лошадь с узкими ноздрями имеет прекрасное дыхание, так как самые маленькие ноздри все-таки шире дыхательного горла; обычно широкие ноздри без складок служат все же хорошим признаком. Глаз должен быть больших размеров, отличаться ясностью и кротостью взгляда, напоминать взгляд газели. Это возможно, однако, лишь в том случае, когда не слишком много видно белка. Всякий специалист знает по опыту, что противоположное свойство глаза служит почти несомненным признаком коварного, необузданного нрава. Маленькие глаза указывают также на неприятные черты характера и, кроме того, подвергаются болез­ням чаще, чем большие глаза. Мы оставляем открытым вопрос, прав-ли тот французский писатель, который утверждал, что на верхнем веке злых лошадей почти всегда можно видеть крупную складку, с углублением над ней. К счастью такие признаки излишни для определения нрава лошади, так как выражение лица лошади никогда не обманывает и кто не слеп, тот всегда сумеет оградить себя от злого животного. Шея, по мнению многих любителей лошадей, не должна быть длинна и тонка. Кто желает произвести своим конем впечатле­ние на невежественную толпу, может найти в каждой игрушечной лавке прекрасный образчик такой шеи. Кто же обратится за советом к знатоку, получит в ответ, что есть много прекрасных лошадей с короткой шеей; хваленая лебединая шея не только не может считаться достоинством, а, напротив, служит скорее признаком слабого сложения. Поэтому мы предпочитаем короткую шею, но, конечно, не требуем, чтоб она напоминала шею быка. Встречающееся в учении об экстерьере лошади правило, что „верхняя часть должна быть коротка, а нижняя длинна”, относительно шеи должно принимать обратно. Расстояние от гортани до груди должно быть возможно короче, тогда как относительная длина гребня шеи не только не оказывает вредного влияния, но Даже желательна. Причина та, что линия от гортани до груди проходит вдоль дыхательного горла, и чем она короче, тем удобнее для дыхательного процесса.

Шея тренированной лошади напоминает часто шею оленя, так как гребень на ней исчезает. Но, лишь только жир снова начи­нает отлагаться, шея опять принимает красивую форму. Ближе к холке шея должна быть снабжена многочисленными, хорошо развитыми, мускулами. Если они недостаточно развиты, то постановка, как шеи, так и головы, не будет соответствовать требо­ваниям верховой и упряжной езды. Ближе к затылку, однако, обилие коротких и толстых мускулов может затруднить свобод­ные движения головы и шеи. Из этого отнюдь не следует выводить заключения, что гребень шеи не должен быть мускулист. Напротив, у каждой хорошей лошади он тверд, как сталь. Этим мы хотим доказать, что вообще желательно целесообразное распределение мускулов на шее. Высокая холка считается во многих учебниках красивою и необходимою для лошади. Что касается красоты, то это дело услов­ное, дело вкуса. Мы все-таки должны сказать, что высокая холка отнюдь не служит признаком благородного происхождения. У чистокровных лошадей высокого качества редко встречается излюбленная, как нож острая, форма холки, за то холка этих лошадей гораздо длиннее, чем у простых лошадей. На вопрос, почему высокая холка необходима для лошади, нам ответят, что при высокой холке, седло лежит хорошо и лошадь отличается высоким плавным ходом. Как ни скромны анатомические позна­ния, приобретенные нами в предыдущей главе, они все же не позволяют нам удовлетвориться таким ответом.
Нам известно, что свободное движение переда зависит от длины, положения и наклона плеча, условий, не имеющих ничего общего с большей или меньшею вышиною холки. Мы знаем также, что не холка, а мускулы, идущие от плеча до холки, обу­словливают хорошее положение седла. Если мускулы эти развиты и распространяются далеко вдоль спины, то седло лежит хорошо, даже в том случае, когда холка слишком низка. Кроме того, нужно принять во внимание, что на всякой холке доста­точно места для прикрепления мускулов. Напротив, несомненно, что очень высокая холка, при недостаточно развитых муску­лах, далеко распространенных вдоль спины, легче подвергается нагнетам, чем низкая холка.

Так называемая острая холка, настолько бедная мускулами, что по бокам её имеются глубокие впадины, часто встречается у узкогрудых, высоконогих и слабых лошадей. Итак, мы должны быть довольны, если холка захватывает большую часть спины и этим не только дает место хорошему пользованию плеча, но и укорачивает линию спины. Такая холка нередко своими ости­стыми отростками достигает 13,14,15-го и даже 16-го спинного позвонка.

Перейдем к плечу. Мы уже подробно говорили о том, что лопатка должна быть длинна, расположена косвенно и образовывать с плечевою костью определенный угол. При косвенном положении лопатки, мускулы, приводящее в движение подплечье, дают ему толчок далеко вперед; длинная лопатка имеет длинные мускулы, которые в состоянии энергично выполнять эту работу. Чем длиннее и косвеннее положение лопатки, тем плечо шире, что способствует большему развитию мускулов; наконец, над­лежащее положение плеча уменьшает силу толчка при движении, что, конечно, для всадника может быть только приятно. Итак выгоды строения плеча, соответствующего вышеизложенным правилам, значительны и разнообразны. Особенно это относится к верховой лошади. Вообще тяжелое плечо обусловливает низкий, неприятный ход лошади. Но, с другой стороны, хорошо сложенное плечо может быть бедно мускулами. Правда, лошадь с таким плечом не годится для усиленной верховой езды, но охотники покататься немного после обеда или в воскресенье очень любят таких лошадей, потому что движения их покойны. Длинная и отлогая лопатка внушает, кроме того, всаднику приятное сознание, что перед ним есть точка опоры. Если же плечо крутое и короткое, то всадник сидит слишком далеко вперед. Такая лошадь неминуемо должна спотыкаться, вследст­вие неправильного положения лопатки, и прав англичанин, когда говорит: „and when he falls, he falls like lucifer” (и когда она падает, то падает подобно злым духам). Наконец, не нужно упускать из виду, что необходимым следствием длинного и отло­гого плеча является хорошо сложенная холка и глубокая грудная клетка. Если эти главные условия соблюдены, то хорошее положение седла на лошади обеспечено. Однако есть много отличных скаковых лошадей с крутыми плечами, и мы имели случай неоднократно замечать, что англий­ские тренера придают вообще мало значения устройству плеча. Объясняется это тем, что быстрота может быть достигнута и при крутом плече; если же плечо имеет слишком большой наклон, то движения колен бывают выше и закругленнее, чем это допустимо при растянутом и ровном галопе. Нам известно также, что движущая сила животного механизма сосредоточена в задней части. Поэтому у скаковой лошади мы обращаем прежде всего внимание на хорошо развитую заднюю часть; от переда же требуется только, чтоб он мог воспринимать толчок, даваемый сзади.

Локтевые кости должны быть широки, длинны и выпуклы, он не должны быть повернуты ни внутрь, ни наружу. При не вполне правильном положении локтевых костей лучше, чтоб они отстояли несколько от ребер; прижатые к ребрам, они обусловли­вают вывороченную постановку ног, что не только затрудняет свободное движение переда, но и располагает к засеканию ног. Плечевая кость, по мнению большинства иппологов, должна быть длинная и широкая. Относительно длины мы не можем с этим согласиться, так как, при слишком длинной плечевой кости, передние ноги глубоко сидят под туловищем, вследствие чего тяжесть тела падает на плечо, что особенно не выгодно для верховых лошадей. Слишком короткая плечевая кость представляет также неудобство, потому что плечу приходится работать при неблагоприятных условиях. Итак длина плеча обусловливается длиною лопатки, а ни как не плечевою костью. Подплечье, напротив, должно быть сравнительно длинное, другими словами, чем расстояние над запястьем больше, тем лучше. Запястье, как и все остальные суставы, должно быть хорошо развито. Спереди оно должно быть широким, а сзади казаться узким. В таком случае крючковидная кость длинна, вследствие чего имеется достаточно места для прикрепления мускулов и сухожилий. Положение запястья может быть прямое и направлено или вперед или назад. Прямое положение запястья, ко­нечно, самое нормальное, но из этого вовсе не следует, чтобы направленное вперед запястье (Козине) всегда являлось призна­ком слабости, как это ошибочно думают многие. Однажды нам пришлось показывать нашу скаковую конюшню в Москве од­ному известному рысистому охотнику. Осмотрев подробно всех выдерживаемых лошадей, наш гость нашел, что у большинства даже двулеток слабы ноги, „но впрочем у всех скакунов они таковы”, добавил он. Весьма сомнителен козинец в том случае, когда соответствующая нога имеет крутое плечо, т. е., так сказать, висит в запястье и от ничтожных причин дрожит, если пясть слишком узка, ниже запястья, и бабки слабы. Если же плечо правильное, состояние бабок удовлетворительное, и нога при движении выносится как следует, то, значит, козинец врожденный и указывает на боль­шую силу и выносливость всей ноги, а отнюдь не на слабость её. Причина этого явления, которое нередко упускается из виду, заключается отчасти в том, что дуга представляет больше сопро­тивления, отчасти же в том, что, при таком строении запястья, мускулы и сухожилья передней конечности значительно менее обременяются; всякий тренер может засвидетельствовать, что несколько согнутая в запястье нога почти не спотыкается, под­тверждением чему служит то обстоятельство, что большинство лучших скаковых лошадей были с козинцами. Поэтому следует действовать очень осмотрительно, прежде чем забраковать лошадь за козинец. Общепринятый способ убедиться на практике, какого рода козинец у лошади, заключается в том, что приподнимают одну из передних ног лошади. В таком случае при врож­денном искривлении другая нога остается согнутою; при искривлении же, происходящем от слабости, нога выпрямляется, так как должна на ceбе выдерживать тяжесть всего переда. Особенно не выгодно для ценности лошади, и пригодности её к работе, если козинец соединен с общим расслаблением мускулатуры. В таком случае, запястье совсем лишено стойкости, представля­ется расслабленным. У таких животных после усиленного движения замечается, так называемое, дрожание запястья. В противоположность тому, что сказано о козинце, можно принять за правило, что верховая лошадь с вогнутым запястьем, называемым телячьим коленом, никогда не может быть способна к усиленному труду. При таком вогнутом запястье, сухожилия и связки пясти чрезмерно напрягаются. Широкие, сильные суставы обыкновенно снабжены крепкими и хорошо развитыми сухожилиями. Вот почему знатоки не любят маленького, узкого запястья. Жеребята с несоразмерно большими и широкими запястьями, особенно при длинных запястьях, достигают крупного роста. Пясть должна быть широкая, плоская, короткая и прямая. Всякое уклонение от прямого направления между запястьем и путо­вым суставом, нарушает по меньшей мере красоту, иногда же может, как нам известно, служить признаком слабости. Вполне понятно, что широкие и короткие пясти отличаются большей крепостью, чем длинные и круглые. Кроме того, считаем не лишним заметить, что длинная пясть всегда соединена с коротким подплечьем, другими словами, при длинной пясти запястье лежит высоко. Но чем выше запястье, тем выше при движении подъем передних ног, на что в особен­ности следует обращать внимание у верховой лошади. Сухожилия на задней поверхности пясти должны быть сухи и ясной бороздкой отделены от кости. При таком условии крючко­видные кости имеют надлежащую длину. Путовый сустав, представляющий твердую основу для возможно равномерного рас­пределения тяжестей эластичного двигательного аппарата, должен быть широк, крепок и без всяких мягких или твердых опу­холей. Для смягчения толчков, испытываемых путовым суставом во время движения верховой лошади, желательно, чтоб угол сустава равнялся 135 — 140°. Бабка должна быть умеренной длины (за нормальную меру принимается приблизительно одна треть пясти) и образовать с поверхностью земли угол в 45°. Слишком длинные бабки не могут быть крепкими, зато короткие и крутые бабки не в состоянии равномерно разделить силу толчков во время движения, вследствие чего лошадь приобретает неприятно тряский, неуверенный ход, а кости и сухожилия подвергаются чрезмepному напряженно. Такое положение бабок очень вредно влияет на рабочую способность лошади по твердому грунту. Сильные толчки и недостаточная эластичность слишком напрягают сухожилия, вследствие чего у таких лошадей бабки очень скоро принимают вид характерный для живот­ных, пришедших в полную негодность. Потому для верховой лошади следует предпочитать длинные бабки, но длина эта не должна достигать таких размеров, чтоб нога походила на медвежью лапу . В последнем случае нога настолько опускается на ходу, что заднею частью путового сустава касается земли. Во избежание недоразумений, при определении положения бабок, нужно иметь в виду, что бабка в механизме тела лошади имеет значение крепкой, но эластичной пружины, которая должна умерять силу толчков во время движения. Не нужно быть гением в области механики, чтобы понять, что строение этой пру­жины бывает различно, смотря по тому, как лошадь работает: шагом, рысью или галопом. С одной стороны, копытный венчик должен красиво закругляться в том месте, где он соединяется с бабкой; с другой — он дол­жен равномерно опираться на копытную и стрелочную кости.

Передние копыта отличаются: от задних несколько большими размерами, болеe закругленными зацепами, менeе крутыми пяточными стенками и менee выпуклою подошвою. Стрелка передних копыт короче и уже,. вследствие чего в пятках они не­сколько уже задних копыт. Очень большие копыта обыкновенно отличаются дряблостью тканей, доходящих до сыровидности, кроме того они вызывают засекание при беге и делают ход лошади тяжелым. В спортсменских кружках принято считать пре­имуществом больших копыт только то, что они не так легко погружаются в рыхлую почву. Однако, мы сомневаемся, чтоб не­значительная разница в величине большого и малого копыта имела бы в этом отношении решающее значение. Большие ко­пыта имеют обыкновенно плоские и тонкие подошвы, что значительно уменьшает их прочность. Наоборот, слишком малые копыта почти всегда бывают хрупки. Утверждают, что они чаще, чем большие копыта, подверга­ются болезненному изменению, известному под названием „сжатого копыта”; наши личные наблюдения этого, однако, не подтверждают. Нам часто случалось видеть копыта, величиною с тарелку, и все-таки сжатые в пятках. Следует еще заметить, что белые копыта обладают меньшею прочностью, чем темные.Такой хребет, конечно, слабее нормального; тем не менeе он отличается большою выносливостью, так как обыкновенно поддерживается хорошо развитыми ребрами и сильными муску­лами. У нас была в выдержке р. к. „Жизель” (от Трезора и Жницы) со страшно вогнутой спиной; когда на нее садился мальчик, она вся подгибалась, а между тем отлично носила тяжелый вес и только с ним и могла выиграть скачки. Седлистые лошади отличаются, большею частью, особенно удобным ходом. Сидеть на них спокойно, как в качалке. Совер­шенно обратное явление наблюдается у лошадей, спина которых сильно выпукла кверху (горбатая спина). Такие животные отличаются в большинстве случаев крайне тряскими движениями, и всадник, особенно при взятии препятствий, рискует быть выбитым из седла. То же самое относится и к чрезмерно развитой почечной области. Все это подтверждает высказанное нами в главе „О верховом искусстве” мнение, что спина лошади, ходящей под дамским седлом, должна быть длиннее, чем это вообще желательно для верховых лошадей. Хотя короткая спина считается вообще признаком силы, но придавать этому качеству слишком большое значение не следует, так как достоинство лошади заключается, главным образом, в движениях. Мы не должны также упускать из виду, что лошадь с короткой спиной (если только её плечи и движения не безукоризненны) легко забивает. С приближением старости всякая спина опускается. Это объясняется частью механическим влиянием тяжести на спину лошади, а также и тем, что у старой лошади усыхают мускулы. Описание поясницы, т. е. почечной области, следует делать в связи с описанием пахов; от качества последних зависит безуко­ризненное состояние почечной области и наоборот. Достоинства хорошей формы почечной области те же, которые обусловли­вают хорошую спину. Что это действительно так, доказать не трудно. Мы видели, что двигательная сила зада переносится на перед посредством мускулов, действующих на спинной хребет. По­нятно, что результат этого действия тем успешнеe, чем короче, прямее и крепче спина. То же самое относится к пояснице. Если поясница прямая, то мускулы действуют на нее болee непосредственно; если же она коротка и широка, то выносливость её от того выиграет. Шесть позвонков, образующих костную основу поясницы, отличаются от спинных позвонков тем, что имеют по бокам, так называемые, поперечные отростки, от которых зависит ширина поясницы. Поясница начинается там, где кончается спина, и сзади переходит в крестец. Обe эти части тела должны переходить одна в другую незаметно, что и бывает, если поясница коротка, широка и мускулиста. Если же, наоборот, она длинна, узка и худа, то на месте перехода поясницы в крестец можно заметить род границы. Иногда кажется, что крестец лежит выше поясницы. Это объясняется плохим строением последней и наблюдается почти у всех лошадей с длинной, узкой и слабой поясницей. Общепринятый способ удостовериться в хорошем состоянии поясничных мускулов заключается в том, что крепко проводят пальцами по мускулам. Если лошадь при этом вытягивается, то это доказывает, что спинные и поясничные позвонки соеди­нены между собою подвижно и эластично, а также, выпрямляющие мускулы спины функционируют правильно. Если же пояс­ница остается нечувствительной к давлению пальцев, то следует опасаться, что поясничные позвонки подвержены более или менее полной ankylose (сростанию составных поверхностей или костной ткани по краям суставов). Этим же способом можно удостовериться в щекотливости лошади и не бьет ли она, когда дотрагиваются до поясницы или навьючивают на нее тяжести. Паха находятся по обеим сторонам поясницы, между ребрами и моклоком. Основанием для них служит пара тонких мускулов, простирающихся до брюшной стенки и помогающих поддерживать внутренности. Хорошими могут быть только короткие паха. Из физиологии и анатомии мы знаем, что иначе и быть не может. Чем просторнее грудная клетка, тем большого объема лег­кие; величина же грудной клетки зависит от длины и протяжения ребер. Чем ребра простираются далее назад, укорачивая этим паха, тем легче расширяется грудная клетка. Но для этого, однако, необходимо, чтобы ребра были бочкообразно закруг­лены, так как плоские, отвислые ребра суживают со всех сторон грудную клетку. Такого рода ребра обыкновенно не простира­ются далеко назад и большею частью соединены с длинною поясницей и широкими пахами. Иное дело при цилиндрических, хорошо выпуклых ребрах. Последние простираются почти всегда далеко назад и являются верным спутником короткой пояс­ницы и узких пахов. Мы, по крайней мере, еще никогда не видели хороших пахов у лошади с плоскими ребрами. Сказанное может служить лишним доказательством того, что часто от хорошего сложения одной части тела зависит хорошее сложение другой. Просторная грудная клетка сопровождается, в большинстве случаев, прекрасной поясницей и отличными пахами, и это составляет для лошади три главных условия, обеспечивающих развитие её силы и выносливости. Наоборот, узкая грудная клетка, почти всегда нераздельная с длинной поясницей и широкими пахами, указывает на слабость животного. Лошади с пустыми, впалыми пахами имеют обыкновенно „сенное брюхо”. Это встречается большей частью у животных, кото­рые были изнурены работой или истощены голодом. Подтянутые паха, напоминающие туловище борзой собаки, являются характеристичной чертой лошадей, плохо питающихся и страдающих неправильным пищеварением. Такие лошади могут быть горячими, но они не выносливы. Их энергия— это пылъ, скоро проходящий. Паха служат ценным указанием при определении состояния здоровья важных органов, скрытых в грудной полости. Поэтому паха не без основания называются „зеркалом дыхательных органов”. Это не относится к учению об экстерьёре, а должно вхо­дить в главу об исследовании состояния здоровья лошади. Хороший пах должен вмещать в себя от 4—5 пальцев. Если вес всадника незначителен, паха могут вмещать от 6—7 пальцев. С другой стороны, слишком короткие и узкие паха нехороши. Особенно это важно для охотничьей лошади, широкие и сильно развитые моклоки которой требуют значительного пространства. Перейдем теперь к ребрам. Они образуют грудную полость или клетку, в которой помещаются все грудные органы, и являются прекрасным средством для определения объема легких, так как объем последних зависит вполне от глубины грудной клетки. Пояснить это можно кратким анатомическим описанием.Первые пары ребер имеют прямую форму и близко расположены друг к другу; помещаются между ними только передние лопатки и та часть дыхательного горла, которая ведет к легким. Ши­рина этой части грудной клетки почти одинакова у всех лошадей. Разница только в вышине, зависящая от большей или мень­шей длины первых пар ребер. Из этого следует, что ширина груди в передней своей части не может служить доказательством отличного состояния дыхательных органов, а указывает лишь на то, что грудные мускулы сильно развиты.
Собственно легкие помещаются в грудной клетке, образуемой ребрами, лежащими между плечом и пахом. Вместительность этой клетки зависит исключительно от большей или меньшей выпуклости ребер. Чем значительнее выпуклость, тем дальше отстоят друг от друга отдельные пары ребер, тем больше места занимают легкие. Плоские же и прямые ребра образуют узкую и сжатую грудную клетку. Это так ясно, что является совершенно непонятным, каким образом многие специалисты обходят этот вопрос.
Кстати хотелось бы нам предостеречь читателей от очень распространенного взгляда, что объем туловища служит признаком силы и выносливости лошади. Само собой понятно, что туловище не должно быть чрезмерно тонким, но одинаково нехорошо, когда это бывает и наоборот. Лошади нужны крепкие кости и мускулы, а не раздутое брюхо и объемистые кишки. Достоинства туловища заключаются ис­ключительно в длинных, бочкообразно выпуклых ребрах, которые простираются настолько далеко, что уменьшают до мини­мума пах. Ясно, что брюхо лошади должно быть меньше, чем у рогатого скота, который питается более объемистым кормом. Француз­ский писатель Lecoq пишет по этому поводу в своем прекрасном сочинении „Traite de 1’exterieur du cheval”: „Сенное брюхо указывает, что лошадь, хотя обжорлива, но слабого сложения, и вследствие своей массивности и плохого дыхания не годится для быстрых движений. При каждом вдыхании ребра расширяются и должны поднимать внутренности, но это тем утомитель­нее, чем брюхо больше”.

Итак, брюхо лошади не должно иметь фальстафовских размеров, но и не быть подтянутым, как у борзой собаки. Последнее служит почти всегда верным признаком, если только ложные ребра лошади не особенно коротки, что животное плохо питается или же подвержено какому-либо хроническому страданию.Что касается крупа, то арабы выражаются о нем так: „Ты можешь с закрытыми глазами купить лошадь, круп которой равняется спине и пояснице, вместе взятым.”  Несомненно также, что круп, как один из важнейших рычагов тела лошади, должен быть очень длинным. Длинный круп имеет болee длинные мускулы, что представляет значительную выгоду. Напоминая о сказанном нами выше, по поводу образования углов бедренного сустава, укажем только на то, что лошадь с отлогим плечом и длинным крупом всегда будет надлежащей длины. Длина её обусловлена тем, что рычаги крупа или подвздошные кости, т. е. расстояние от моклока бедренного сустава, и седалищные кости, т. е. расстояние между бедренным суставом и задней конечной точкой крупа, равно как и крестцовая кость, значительных размеров.  Но круп должен быть также широк. Спереди ширина его определяется соответствующим расстоянием между моклоками, сзади—расстоянием между буграми седалищных костей. Прежние писатели установили как иппологическую аксиому, что круп должен быть горизонтальными. И теперь еще неспециалисты держатся того взгляда, что круп, чем горизонтальнее его направ­ление, тем красивее. Но опыт учит нас, что горизонтальный круп следует считать признаком слабости, особенно если он беден мускулами.

Причина та, что задние ноги лошади с горизонтальным крупом слишком далеко отодвинуты назад, вследствие чего наруша­ется равновесие частей тела. Для верховой службы, требующей усиленной помощи зада, это составляет крупный недостаток. Круп следует признать еще более неудовлетворительным, если он превышает горизонтальную линию. Лошадь с таким крест­цом отличается обыкновенно удобным и покойным ходом; требуя же от такой лошади усиленной работы, всадник ошибется в расчете.

Более выгодная форма крупа, с практической точки зрения, есть та, при которой подвздошная кость с крестцовой костью обра­зует угол в 25°.; Такой круп бывает болee отлогим, без нарушения длины мускулов и действия их на бедренные кости. Наоборот, если бедренный сустав приближается к позвоночнику, то положение подвздошной кости обусловливает развитие большей силы и быстроты мускулами, передвигающими бедренные кости вперед, вследствие чего задние ноги получают более скорое и энергичное движение вперед, которое служит признаком хорошего хода. Большая часть лучших охотничьих и скако­вых лошадей обладают именно таким отвислым крестцом. Даже у одного из родоначальников английских чистокровных ло­шадей, знаменитого „Godolphin Arabian”, эта форма крестца была настолько резко выражена, что попади он, по воле судьбы, в руки ученых иппологов, ему бы пришлось всю жизнь возить воду по улицам Парижа. Угловатые крупы считаются некрасивыми. Даже Bourgelat считает такие крупы порочными, „так как они уродливы на вид, хотя, с другой стороны, часто отличаются большой силой”. Знаменитый юморист Марк Твэн подымает на смех угловатые крупы. Он рассказывает, что встретил на Сандвичевых островах лошадь, моклоки которой он употреблял вместо вешалок для своего платья! Но если можно позволить юмористу вышучивать учение о внешности, то врачу и специалисту, каков Bourgelat, непростительно порицать удобную в практическом отношении форму тела только потому, что она „уродлива на вид”. О вкусах не спорят. Но мы должны все-таки заметить, что лично предпочитаем угловатый круп, который является в наших глазах верным призна­ком рычажной и мускульной силы. Пусть кто-нибудь попробует исполнить в открытом поле на лошади, удовлетворяющей идеалу красоты, такую же работу, какую ирландский фермер исполняет на своей угловатой, некрасивой, охотничьей лошади. О хвосте арабы говорят, что он должен быть толст в корне и тонок в конце. Это воззрение, несомненно, заслуживает некоторого внимания, так как нельзя оспаривать, что хвост, корень которого крепок и мускулист, может иметь лучшую постановку, чем хвост с более слабым основанием. Вообще же для практической пригодности лошади имеет мало значения, красива или некра­сива постановка хвоста, какие в хвосте волосы, тонкие и густые, или грубые и редкие и т. д. Однако, иногда в оценке лошади красивый хвост имеет известное значение, так как участь лошади переходить от одного владельца к другому, а многие люби­тели с удовольствием дают лишнюю сотню рублей за лошадь с красивым хвостом. Хотя нам хорошо известно, что так называемые „крысиные хвосты” редко бывают у плохих лошадей, — мы все же должны сознаться, что сами не решились бы показаться на Венском Пратере или в Берлинском Тиргартене на таком коне, в хвосте которого мало волос. К счастью фальшивый хвост так же легко добыть, как и фальшивые локоны. Многие специалисты про­буют судить о силе мускулов хвоста и всего туловища на основании сопротивления, оказываемого лошадью при оттягивании ей хвоста. Не надо, между тем, упускать из виду, что многие упряжные лошади привыкли не оказывать при этом никакого сопро­тивления.

Бедра должны быть мясисты и сильно развиты, чтоб лошадь не казалась как бы разрезанной сзади. Если же бедра слишком велики и тесно прижаты друг к другу, то это затрудняет движения.Голени, называемые также штанами, должны быть широки и мускулисты. Чем яснee обозначаются на них мускулы, тем с большим вероятием можно заключить, что лошадь при быстром ходе вынослива. Относительно наклона бедра и голени следует напомнить, что бедро должно быть направлено косвенно впе­ред, так как это дает возможность лошади хорошо подставлять ноги под туловище, тогда как голень должна быть направлена косвенно назад, во избежание постановки задних конечностей под туловище; иными словами, голень должна образовать с бедром угол несколько больше прямого. Если голень имеет отвесное направление, то постановка конечностей становится пря­мою, а шаг укорачивается; в противоположном случае скакательные суставы подаются слишком далеко назад, вследствие чего постановка ног принимает растянутое положение. У лошади с слишком круто поставленными задними ногами, зад обыкно­венно бывает мало подвижен. Кроме того, у лошадей с такой постановкой ног вследствие сильных толчков, претерпеваемых скакательными суставами, чаще чем у правильно сложенных животных встречаются наливы скакательного сустава и простые или кровяные шпаты. Если задние конечности отставлены слишком далеко назад, то лошадь не в состоянии хорошо подставлять ноги под туловище и не будет иметь достаточной, так называемой, двигательной силы. Следует считать недостатком, если задние ноги пододвинуты слишком вперед под туловище, это так называемая подставлен­ная постановка. При этом путовый и скакательный суставы слишком сильно обременяются и конечности не могут выкиды­ваться слишком сильно.

Многие иппологи держатся мнения, что расстояние от моклока до скакательного сустава должно быть по возможности велико. Мы не можем безусловно с этим согласиться, так как встречали лошадей с короткими бедрами и голенями, выказывавших большую рабочую силу и значительную ловкость при взятии препятствий. Мы думаем, что большое расстояние от бедра до скакательного сустава может иметь значение в смысле развития скорости, но никоим образом не служит признаком выносливости и силы. Мы, с своей стороны, предпочитаем охотничьих кавалерийских лошадей, у которых названные части тела умеренной длины. Хорошо сформированный скакательный сустав находится почти всегда в здоровом состоянии, тогда как неправильное строе­ние этого сустава порождает всевозможные заболевания, как только от лошади требуется серьезная работа. Чтоб отличить хорошо сформированный скакательный сустав от плохо сформированного, требуется известный навык и внимание, но, во всяком случае, это задача, не превосходящая сил человека, обладающего некоторым опытом. Тому, кто пожелал бы иметь собственное мнение о вышеназванной части тела, мы советуем изучить все шесть костей, из которых состоит скакательный сустав, каждую в отдельности: пяточную кость, катковую, большую ладьевидную, кубовидную, малую ладьевидную и пирами­дальную.

При этом надо иметь в виду, что пять последних костей выдерживают на себе всю тяжесть, тогда как пяточная кость играет роль рычага для сухожилий. Изучив все эти кости, на препарированном специально для этой цели нормальном скакательном сустав, и поупражнявшись в отыскивании этих костей на теле живой лошади, начинающий может похвалиться большим знанием, чем многие, считающие себя знатоками по этой части. Как контуры скакательного сустава, так и все выступы и углубления на нем должны быть ясно выражены. Всякая твердая или мягкая опухоль на скакательном суставе, как мы позднее увидим, служит признаком слабости или болезненного изменения. Пяточные кости должны быть велики и сильно выдаваться. В таком случае они не только отличаются значительной прочностью, но шириной своей дают достаточно места для прикреп­ляющихся здесь сухожилий и связок, служа им в то же время хорошим рычагом. С боковой своей поверхности, в верхнем и нижнем концах, скакательный сустав должен быть широк. При переходе сустава в плюсну не должно быть перехвата, а плюсна на всем своем протяжении от скакательного до путового сустава должна быть одинаковой ширины. Таким образом, сформиро­ванные суставы, если только они находятся на хорошо построенных конечностях, редко подвергаются заболеваниям шпатом или курбой.

Что касается постановки скакательных суставов, то они могут быть прямыми, повернутыми внутрь (коровий постав), выворо­ченными наружу, расставленными, и сближенными. Самая нормальная постановка скакательного сустава, когда он не вдается внутрь и не выдается наружу. Лошади с нормально поставленными скакательными суставами отличаются сильным, эластич­ным ходом и имe-ютъ еще то преимущество, что тяжесть их тела падает на задние конечности равномерно. Обыкновенно вывороченные наружу скакательные суставы предпочитаются повернутым внутрь. Мы сомневаемся однако в справедливости этого воззрения. У многих лошадей, лучших рабочих пород, скакательные суставы сближены, и однако некоторые из них выказывали большую рабочую силу как при медленном, так и при скором ходе. Нельзя также отрицать, что у лошадей с сближенными суставами, вследствие такого строения, вся сила сосредоточена ближе к сере­дине. По этой причине, двигательная сила зада действует с меньшим напряжением, и ход лошади делается покойным и удоб­ным для всадника.

Лошади с вывороченными скакательными суставами отличаются почти всегда неприятным ходом и часто засекаются. Большое расстояние между скакательными суставами (бочкообразная постановка) также не представляет выгод; то же самое можно сказать о постановке с слишком малым расстоянием между скакательными суставами. Мы не должны, однако, упускать из виду, что многие знаменитые лошади имели бочкообразные ноги. „Eclipse”, например, при галопe раcставлял так широко задние ноги, что между ними могла поместиться тачка, a „West Ausralian”, победитель Derby и St. Leger и выигравший в 1859 г. 2000 гиней, имел подобный же ход. Известная „Аркония” на скаку заплетала ноги, но это ничуть не мешало ей быть знаменитостью. В этом отношении, и вообще всегда, основанием в суждениях о лошади должны служить не ученые теории, а рабочая способность животного.

Относительно плюсневых костей, путовых суставов, бабок и копыт, входящих в состав задних конечностей, можно сказать приблизительно то же самое, что уже говорилось по поводу передних конечностей. Разница заключается лишь в том, что плюсневые кости несколько длиннее, постановка бабок круче, а копыта заостреннее и продолговатее, чем копыта передних ног.  Переходя к движениям, позволим себе напомнить читателю старую поговорку: „лошадь идет, как стоит”. Следовательно, пре­жде всего, необходима правильная постановка ног, т. е. такая, при которой передние и задние конечности находились бы на одной линии, если смотреть на лошадь спереди или сзади. Не нужно быть великим механиком, чтобы понять, что вертикальное положение есть самое выгодное для столба, предназна­ченного поддерживать какую бы то ни было тяжесть. Этому же закону подчинены и ноги лошади, которые ничто иное, как четыре столба, предназначенные поддерживать все тело. Отсюда следует, что всякое отклонение от вертикальной лиши вперед, назад или в сторону должно считаться недостатком. Но не все эти постановки имеют одинаковое значение. Лошадь с вывороченными наружу зацепами (французская постановка) обыкновенно крестит ногами и, кроме того, засекается; тем не менее, такую постановку следует предпочесть постановке, при которой у лошади зацепы повернуты внутрь, так как в последнем случае животное ежеминутно подвергается опасности опро­кинуться навзничь, что вовсе незаманчиво для всадника. Отчетливый, производительный ход не всегда является, однако, отличительной чертой правильно сложенного туловища, так как качество движений зависит, главным образом, от хорошего развития мускулов и сухожилий, а также от прочности всего механизма и равновесия его частей. Если, напр., мускул сильный, а действующий на него рычаг слаб,— благоприятного резуль­тата быть не может. Напротив, при самой правильной постановке ног, лошадь не может извлекать пользы из хорошего строе­ния своего туловища, если мускулы слабы. Не следует забывать, что кости кровной лошади крепче, „гуще” и относительно тяжелее, чем у простого животного. То же самое можно сказать о мускулах, они крепче, рельефнее и покрыты меньшим слоем жира. Движения должны быть производительны и поворотливы. Лошадь идущая быстрым, крупным ходом, по всей вероятности, будет идти хорошо и другими аллюрами. Для верховой лошади, которая большую часть своей ежедневной работы исполняет шагом, хороший шаг положительно необ­ходим. Почти лишнее упоминать о том, что лошадь должна при этом ступать на землю всею подошвенною поверхностью ко­пыта, а не одними зацепами. На рыси скакательные суставы должны свободно подводиться под туловище, передние ноги подниматься быстро и эластично, и вообще все движения должны производиться в полной гармонии. Высокое поднимание запястья на ходу и на рыси, хотя в настоящее время и в моде, но непрактично. Чем выше лошадь поднимает запястья, тем более она теряет своей практической пригодности. Лошади с таким высоким ходом скоро утомляются и потому начинают спотыкаться; кроме того, они неприятны под седлом; суставы и копыта их легко стра­дают, вследствие постоянных усиленных толчков, получаемых ими при продолжительном движении на твердой почве. Лошадь должна поднимать ноги настолько высоко, насколько это требуется для верности хода; болee же высокое поднимание приносит только вред. Но в деле торговли лошадьми бесполезно бороться с законами моды, и лошади с весьма низким ходом с трудом находят покупателя. Потому мы бы советовали коннозаводчикам следить, по крайней мере, за тем, чтобы высокое поднимание ног не обратилось в бесцельное топтание на одном мeстe, но было бы, по возможности, производительно. Во время галопа задние ноги должны далеко подводиться под туловище, передние же—переноситься над самой почвой. Тут было бы уместно поговорить о мастях, но мы предпочитаем коснуться этого вопроса в главе X, где говорится о кожe и всех её функциях.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.